Анималистический жанр в скульптуре

В истории мировой культуры ни одна эпоха, ни один народ не обошли в своем искусстве животных. От ритуально-магического изображения зверя в доисторические времена до станковых и декоративных произведений второй половины XX столетия можно проследить непрерывную линию развития анималистической темы.

В рисунках, нанесенных минеральными красками на стены и потолки пещер, в рельефах на каменных выступах, в небольших костяных и каменных статуэтках наши предки, жившие в эпоху древнего каменного века, оставили нам такие точные и жизненные изображения, что и по сей день они остаются мерилом высокого мастерства. С той поры образ животного (условимся подразумевать под этим и зверей, и птиц, и рыб) занимает большое место в искусстве. Их фигуры повторяются в формах древнейших керамических сосудов народов Латинской Америки и Африканского континента; тотемные фигуры животных в Древнем Египте; полные достоинства и мудрого спокойствия ассирийские изваяния; зооморфная керамика Закавказья; греческая монументальная скульптура, терракота и ювелирные изделия и многое, многое другое составляют интереснейшие страницы истории мирового искусства. Животное предстает и в колоссальных каменных изваяниях и в тончайших изделиях из драгоценных металлов. В произведениях анималистического жанра с необычайной ясностью отражаются общий уровень культуры народа в определенный исторический период, социальные и географические условия его жизни, его мировосприятие.

Подлинные шедевры анималистического жанра на территории России оставили древние племена Алтая скифского времени, а в культуре самих скифов образ животного получил такое широкое распространение, что мы говорим о «зверином стиле» их искусства.

На Руси изображение зверей и птиц было одним из основных элементов декоративного убранства храмового зодчества в XII—XIII веках. Драгоценным каменным кружевом покрыты стены Дмитровского собора во Владимире. Хищные звери и птицы, фантастические двухголовые чудища, полусобаки-полуптицы, грифоны чередуются с побегами растительного орнамента и ликами святых. Белокаменная кладка Успенского собора украшена львиными масками, прорезные из золоченой меди изображения птиц расположены над закомарами. Голуби и львы внимают песне Давида на фасадах церкви Покрова на Нерли.

С каменных рельефов и ювелирных изделий львы с «процветшими» хвостами и оскалом, напоминающим улыбку, птицы с веткой или виноградной гроздью в клюве, павлины и грифоны наряду с традиционным мотивом «плетенки» перешли в резьбу по дереву.

Памятники деревянного зодчества, дошедшие до нас, относятся в основном к XIX веку. Рельефы речных деревянных судов — образцы так называемой корабельной резьбы — и особенно украшения крестьянских изб: оконные наличники, фризовые доски и т. д. позволяют судить о высоком мастерстве русских плотников и резчиков, об их умении сочетать реалистическую сочность образа со сказочностью и декоративностью.

В русском народном искусстве зверь—причудливый, «заморский» или уютно-домашний, рожденный доброй сказкой, — был очень популярен. Долгими зимними вечерами, орудуя топором и стамеской, кустари вырезали вальки и прялки, ковши и братины, сундуки и шкатулки. Эти предметы домашнего обихода делались кропотливо и любовно, покрывались изображениями птиц, рыб, лошадок, даже страусов и крокодилов. Анималистические мотивы брались и в основу формы предмета (ковши-скобкари, например, нередко имели форму плывущей птицы) и вводились в рельеф или резной орнамент на поверхности вещи.

В России вплоть до XIX века анималистическая скульптура встречается лишь в народном творчестве и декоративном искусстве. В 1-й половине XIX столетия она начинает проникать и в станковое искусство.

П. К. Клодт (1805—1867) — первый крупный скульптор, у которого анималистическая тема занимает большое место. Клодт был знатоком и любителем лошадей, и хотя он создал несколько памятников, наибольшую известность принесли ему четыре бронзовые группы «Укротителей коней» на Аничковом мосту в Петербурге. Кстати, и звание академика в 1833 году он получил за группу «Лошадь с возничим», относящуюся к многочисленным его жанровым композициям («Кобыла с жеребенком», «Жеребенок» и т. д.).

Русская анималистическая пластика XIX века ограничена довольно узким кругом образов. Преимущественно изображались лошади, иногда другие домашние животные. Дело не в том, что художников не интересовали иные модели. Бытовая жанровая скульптура, появление которой связано с демократизацией изобразительного искусства во 2-й половине XIX века, утверждаясь в русском искусстве, включала в круг своих тем животное как друга и помощника человека, а это были лошадь, вол, корова, собака.

В то время, как помимо упомянутых «Укротителей» П. К. Клодта можно припомнить всего несколько работ монументально-декоративного характера (например, фигуры быков В. И. Демут-Малиновского, «Дельфинов» П. П. Соколова на флагштоке Адмиралтейства), жанровых композиций было создано гораздо больше. В них животные изображались рядом с человеком, равнозначно человеку. И в тех случаях, когда композиция была чисто анималистической, животные оставались те же — привычные, близкие. Правда, JI.А. Обер (1843—1917), продолжавший реалистическую традицию Клодта, усвоил во время своих занятий в рисовальной школе французского анималиста A. JI. Бари как отдельные приемы изображения, так и темы, свойственные романтическим произведениям этого мастера (вспомним, к примеру, группу «Лев, пожирающий газель», исполненную Обером в 1872 году).

Е. А. Лансере (одним из учителей которого был, по-видимому, известный в свое время, но ничем не примечательный скульптор-анималист Н. И. Либерих) — наиболее заметная фигура в области анималистической скульптуры 2-й половины XIX века. Небольшие жанровые произведения Лансере в основном посвящены народному быту, причем художник почти всегда выбирал сюжеты, где мог показать коней: пахоту, охоту, вооруженных всадников, тройки, отлов диких лошадей и т. д. Тщательная отделка деталей, характерная для жанровой скульптуры вообще, свойственна и Лансере. Не следует забывать, что произведения отливались в бронзе, допускающей тонкую деталировку, и художник учитывал это при работе над моделью.

Все же о самостоятельности анималистической скульптуры в искусстве XIX века говорить еще рано. Только в первом десятилетии XX века появляются скульпторы, для которых анималистическая тема стала содержанием творчества, — И. С. Ефимов и В. А. Ватагин. Эти два непревзойденных мастера стоят у колыбели советского анималистического искусства.

Тиханова В.А. Скульпторы-анималисты Москвы/В.А.Тиханова, М. «Советский художник», 1969 с.280